Елене (По; Брюсов)

(перенаправлено с «Елене (По/Брюсов)»)
Елене
автор Эдгар Аллан По (1809—1849), пер. Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Оригинал: англ. To Helen. — Из цикла «Эдгар По. Полное собрание поэм и стихотворений. (1924)». Перевод опубл.: 1848 (оригинал). Источник: Эдгар По. Полное собрание поэм и стихотворений. Перевод и предисловие Валерия Брюсова с критико-библографическим комментарием. — Москва-Лениград: Государственное издательство "Всемирная литература". Ленинград. Моховая, № 36, MCMXXIV. — С. 74—75.


    2

    ЕЛЕНЕ


    Тебя я видел раз, лишь раз; шли годы;
    Сказать не смею сколько, но не много.
    То был Июль и полночь; и от полной
    Луны, что, как твоя душа, блуждая
    Искала путь прямой по небесам, —
    Сребристо-шелковым покровом света,
    Спокойствие, и зной, и сон спадали
    На поднятые лики тысяч роз,
    В саду волшебном выросших, где ветер
    Смел пробегать на цыпочках едва, —
    На поднятые лица роз спадали,
    Струивших, как ответ на свет любовный
    В безумной смерти, аромат души, —
    На лица роз спадали, что смеялись
    И умирали в том саду, заклятом
    Тобой и чарой близости твоей.

    Одетой в белом, на ковре фиалок,
    Тебя лежащей видел я; свет лунный
    Скользил на поднятые лица роз
    И на твое, - ах! поднятое с грустью.

    Была ль Судьба — та полночь, тот Июль,
    Была ль Судьба (что именуют Скорбью),
    Что повелела мне у входа медлить,
    Вдыхая ароматы сонных роз?
    Ни шага вкруг; проклятый мир — дремал,
    Лишь ты и я не спали (боже! небо!
    Как бьется сердце, единя два слова).
    Лишь ты и я не спали. Я смотрел,
    И в миг единый все вокруг исчезло
    (О, не забудь, что сад был тот — волшебный!),
    Луны погасли перловые блестки,
    Скамьи из моха, спутанные тропки,
    Счастливые цветы, деревья в грусти, —
    Все, все исчезло; даже запах роз
    В объятьях ароматных вздохов умер.
    Исчезло все, — осталась ты, — нет, меньше,
    Чем ты: лишь дивный свет — очей твоих,
    Душа твоих взведенных в высь очей.
    Лишь их я видел: то был — весь мой мир;
    Лишь их я видел; все часы лишь их,
    Лишь их, пока луна не закатилась.

    О, сколько страшных сказок сердца было
    Написано на тех кристальных сферах!
    Что за тоска! Но что за упованья!
    И что за море гордости безмолвной!
    Отважной гордости, и несравненной
    Глубокой силы роковой Любви!

    Вот, наконец, Диана, наклоняясь
    На запад, стерла грозовые тучи;
    Ты, призрак, меж деревьев, осенявших
    Тебя, исчезла. Лишь глаза остались,
    Не уходили, — не ушли вовек,
    Мне освещая одинокий к дому
    Мой путь, светили (как надежды) — вечно.
    Они со мной ведут меня сквозь годы,
    Мне служат, между тем я сам — их раб;
    Их дело — обещать, воспламенять
    Мой долг; спасаем я их ярким блеском,
    Их электрическим огнем очищен,
    Я освещен огнем их елисейским.
    Мне наполняя душу Красотой
    (Она ж — Надежда), светят в небе — звезды,
    Что на коленях чту в ночных томленьях;
    Но вижу их и в полном блеске полдня,
    Всегда их вижу, — блещущие нежно
    Венеры две, что не затмит и солнце.




    Елене. Напечатано в «Union Magazine», в ноябре 1848 г.; написано на несколько месяцев раньше. Стихи обращены к Елене Уитман, внушившей Эдгару По его последнюю любовь. (Прим. перев.)