Открыть главное меню

Гастингское поле
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайлов (1829—1865)
Песни Гейне в переводе М. Л. Михайлова, 1858
Романсы и баллады
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Schlachtfeld bei Hastings («Der Abt von Waltham seufzte tief…»). — Из цикла «Истории», сб. «Романсеро». Опубл.: 1857[1]. Источник: Михайлов М. Л.. Сочинения в трёх томах / Под общей редакцией Б. П. Козьмина. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958. — Т. 1. — С. 314—317.. Гастингское поле (Гейне/Михайлов) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Гастингское поле


Глубоко вздыхает вальтамский аббат;
Дошли к нему горькие вести:
Проигран при Гастингсе бой — и король,
Убитый, остался на месте.

Зовёт он монахов и им говорит:
«Ты, Асгод, ты, Эльрик, — вы двое —
Идите, сыщите вы труп короля
Гарольда меж жертвами боя!»

В печали монахи на поиск пошли;
10 Вернулись к аббату в печали.
«Нерадостна, отче, господня земля:
Ей дни испытаний настали!

О, горе нам! пал благороднейший муж,
И воля ничтожных над нами:
15 Грабители делят родную страну
И делают вольных рабами.

Паршивый норманский оборвыш — увы! —
Британским становится лордом;
Везде щеголяют в шитье золотом,
20 Кого колотили по мордам!

Несчастье тому, кто саксонцем рождён!
Нет участи горше и гаже.
Враги наши будут безбожно хулить
Саксонских святителей даже!

25 Узнали мы, что нам большая звезда
Кровавым огнём предвещала,
Когда на горящей метле в небесах
Средь тёмной полночи скакала.

Сбылося предвестье, грозившее нам
30 И нашей отчизне бедами!
Мы были на Гастингском поле, отец, —
Завалено поле телами.

Бродили мы долго, искали везде,
Надеждой и страхом томимы…
35 Увы! королевского тела нигде
Меж трупами там не нашли мы!»

Так молвили Асгод и Эльрик. Аббат,
Сражённый их вестью жестокой,
Поник головою — и молвил потом
40 Монахам с тоскою глубокой:

«Живёт в гриндельфильдском дремучем лесу,
Сношений с людьми не имея,
Одна, в беззащитной избушке своей,
Эдифь Лебединая Шея.

45 Была как у лебедя шея у ней,
Бела, и стройна, и прекрасна,
И в бозе почивший король наш Гарольд
Когда-то любил её страстно.

Любил он её, целовал и ласкал;
50 Потом разлюбил и покинул.
За днями шли дни, за годами года:
Шестнадцатый год тому минул.

Идите вы, братие, в хижину к ней…
Туда вы поспеете к ночи…
55 Возьмите с собою на поиск Эдифь:
У женщины зоркие очи.

Вы труп короля принесёте сюда;
Над нашим почившим героем
По чину мы долг христианский свершим
60 И с почестью тело зароем».

Уж в полночь монахи к избушке лесной
Пришли — и стучатся. «Скорее
С постели вставай и за нами иди,
Эдифь Лебединая Шея!

65 Нас герцог норманский в бою победил,
И много легло нас со славой;
Но пал под мечом и король наш Гарольд
На гастингской ниве кровавой!

Пришли тебя звать мы — искать, где лежит
70 Меж мёртвыми наш повелитель:
Найдя, понесём мы его хоронить
В священную нашу обитель».

Ни слова не молвя, вскочила Эдифь
И вышла к монахам босая.
75 Ей ветер полночный трепал волоса,
Седые их космы вздувая.

Пошли. По оврагам, по топям и пням
Вела их лесная жилица…
И вот показался утёс меловой,
80 Как в небе зажглася денница.

Белея как саван, взвивался туман
Над полем сраженья; взлетали
С кровавыми клювами стаи ворон —
И дико и мерзко кричали.

85 Ограблены, голы, без членов, черны,
Валялися трупы повсюду:
Там люди лежали, тут лошадь гнила,
Давя безобразную груду.

Бродила Эдифь по равнине, где меч
90 Разил и губил без пощады;
Из глаз неподвижных метала она,
Как стрелы, пытливые взгляды.

В крови по колени ходила Эдифь;
Порой рукавами рубахи
95 От мёртвых гнала она стаи ворон.
За нею плелися монахи.

Весь день проискала она короля.
Закат был как зарево красен…
Вдруг бедная с криком поникла к земле.
100 Пронзительный крик был ужасен!

Нашла Лебединая Шея, нашла,
Кого так усердно искала!
Не молвила слова и слёз не лила,
И к бледному лику припала…

105 Лобзала его и в чело и в уста
И жалась лицом к его стану;
Лобзала на мёртвой груди короля
Кровавую чёрную рану.

Потом увидала на правом плече
110 (И к ним приложилась устами)
Три рубчика: в чудно-блаженную ночь
Она нанесла их зубами.

Монахи две жерди меж тем принесли
И доску к жердям привязали,
115 И на доску подняли труп короля
В глубокой, безмолвной печали.

В обитель святую его понесли —
Отпеть и предать погребенью;
За трупом любви своей тихо Эдифь
120 Пошла похоронного тенью.

И пела надгробные песни она
Так жалобно-детски!.. Звучали
Напевы их скорбно в ночной тишине…
Монахи молитву шептали.




Примечания

  1. Впервые — в журнале «Библиотека для чтения», 1857, т. 146, отд. I, с. 125—128, с подзаголовком «Баллада Гейне» и пропуском строк 109—112; затем — в Песни Гейне в переводе М. Л. Михайлова. — СПб.: Типография Якова Трея, 1858. — С. 113—119. и Стихотворения М. Л. Михайлова. — Берлин: Georg Stilke, 1862. — С. 195—200..