Воевода Вислоухий I (Гейне; Вейнберг)

Воевода Вислоухий I
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнберг (1831—1908)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: König Langohr I. («Bei der Königswahl, wie sich versteht…»), опубл. в 1869[1]. — Источник: Полное собрание сочинений Генриха Гейне / Под редакцией и с биографическим очерком Петра Вейнберга — 2-е изд. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 172—176.. Воевода Вислоухий I (Гейне; Вейнберг) в дореформенной орфографии


Воевода Вислоухій I


Сошлись животные гурьбой
Владыку выбирать. Само собой,
Что партия ослов тут в большинстве была —
И воеводой выбрали осла.
Но вы послушайте-ка — под секретом —
Что поветствует хроника об этом.

Осёл на воеводстве возомнил,
Что он похож на льва — и нарядил
Во львиную себя он шкуру
10 И стал по-львиному реветь он сдуру.
Компанию лишь с лошадьми водил
И старых всех ослов тем рассердил.
Увидевши, что для своих полков
Набрал он лишь бульдогов да волков,
15 Ослы ещё сильней пришли в негодованье.
Когда ж он в канцлерское званье
Возвёл быка — ужасный гнев
Объял ослов, пошёл свирепый рёв,
И стали даже говорить в народе
20 О революции. Об этом воеводе
Было доложено. Он в шкуру льва тотчас
Укутался, и отдаёт приказ —
Всем ропщущим ослам к нему явиться;
И с речью к ним такой изволил обратиться:
25 «Высокородные ослы, и стар, и млад!
На ваш фальшивый взгляд
Такой же я осёл, как вы. Вы в заблуждении:
Я лев. В том удостоверенье
Дает мне мой придворный круг,
30 От первой фрейлины и до последних слуг.
Мой лейб-поэт поднес мне оду,
В которой так он славит воеводу:
«Как два горба натурою даны
Верблюду, так тебе прирождены
35 Высокие все свойства львины;
И уши в сердце у тебя отнюдь не длинны».
Так он поёт в строфах прекраснейших своих —
В восторге свита вся моя от них.
Здесь всеми я любим, и все к моим услугам:
40 Павлины гордые, друг перед другом
Наперерыв, главу опахивают мне.
Я протежирую искусствам, я вдвойне
И Меценат, и Август. Превосходный
Есть у меня театр; кот благородный
45 Героев роли исполняет в нём;
Танцовщица Мими, красоточка с огнём,
И двадцать мопсов труппу составляют.
Есть академия художеств; заседают,
Согласно назначению ея,
50 В ней гениальные мартышки; я
Директором имею мысль in petto
Взять Рафаэля гамбургского getto,
Герр Лемана; он cверх того
Портрет с меня напишет самого.
55 Завёл я оперу; даются и балеты;
Вполне кокетливы, почти вполне раздеты,
Там птички вверх и вниз пускают голоски,
И блохи делают чудесные прыжки.
А капельмейстером держу я Мейербера —
60 По музыкальной части мильонера.
Теперь я заказал ему
Ко бракосочетанью моему
Дать пьесу с обстановкой триумфальной.
Я сам по части музыкальной
65 Немного практикуюсь — так, как встарь
Великий Фридрих, прусский государь.
На флейте он играл, на лютне я играю,
И очень часто замечаю,
Что из прекрасных дамских глаз
70 Чуть слёзы не струятся каждый раз,
Когда за инструмент я сяду на досуге.
Приятный предстоит сюрприз моей супруге —
Открыть, как музыкален я.
Сама она, избранница моя —
75 Кобыла чудная, высокого полёта,
И с Россинантом дон Кихота
В родстве ближайшем; точно также ей
Баярд Гаймона сыновей —
Ближайший родственник как это родословной
80 Её доказано; в её фамильи кровной
Немало жеребцов могу я насчитать,
Которым выпал жребий ржать
Под армией Годфри́да из Бульона,
Когда во град святой он внёс свои знамёна.
85 Особенно ж моя грядущая жена
Блистает красотой. Когда тряхнет она
Чудесной гривой, иль раздует
Породистые ноздри — всё ликует
В моей душе, которая полна
90 Горячим вожделением. Она
В царицы всех кобыл поставлена природой —
И подарит меня наследным воеводой.
Вы видите, что этот брак кладёт
Моей династии начало; не умрёт
95 Моё в потомстве имя, и отныне
Запишется навек в скрижалях у богини
Истории; там все прочтут слова,
Что у себя в груди носил я сердце льва,
Что правил я и мудро, и с талантом —
100 При этом также был и музыкантом».

Тут он рыгнул, с минуту промолчал,
И речь затем так продолжал:

«Высокородные ослы, и стар, и млад!
Благоволенье вам оказывать я рад,
105 Пока того вы будете достойны —
Пока и благонравны, и спокойны
Останетесь, и вовремя платить
Налоги будете, и вообще так жить,
Как ваши предки в стары годы:
110 Ни зноя не боясь, ни зимней непогоды
С покорностью на мельницу мешки
Они таскали, далеки
От мыслей революционных;
И ропота речей ожесточенных
115 На толстых их губах начальство никогда
Не слышало; была для них чужда
Привычки старой перемена,
И в яслях у неё они жевали сено
Спокойно день и ночь.
120 То время старое умчалось прочь!
Вы, новые ослы, осталися ослами,
Но скромность позабыта вами;
Смиренно машете и вы хвостом своим,
Но спесь строптивая скрывается под ним;
125 И ваш нелепый вид всех вводит в заблужденье:
Считает вас общественное мненье
Ослами честными — нечестны вы и злы,
Хоть по наружности — смиренные ослы.
Когда под хвост вам насыпают перцу,
130 Вы, горячо принявши это к сердцу,
Тотчас такой ослиный рёв
Подымете, что думаешь — ваш гнев
Всю землю разнесёт, а вы лишь на оранье
Способны глупое. Смешно негодованье
135 Бессильное. Свидетелем оно,
Как много в вас затаено
Под кожею ослиной
И гнусной скверности, и хитрости змеиной,
И козней всяческого рода,
140 И желчи, и отравы».
Воевода
Тут вновь рыгнул, с минуту помолчал,
И речь затем так продолжал:

«Высокородные ослы, и стар, и млад!
Вы видите — я знаю весь ваш склад;
145 И я сердит, сердит свирепо,
Что вы бесстыдно так и так нелепо
Поносите моё правленье. Со своей
Ослиной точки зрения, идей
Высоких льва понять вам невозможно.
150 Смотрите, будьте осторожны!
Растёт ведь во владениях моих
Немало и берёз, и дубов, и из них
Я виселиц могу настроить превосходных,
И палок тоже, к делу очень годных.
155 Я добрый вам совет даю:
Не вмешивайтесь вы в политику мою,
В мои дела; язык держите за зубами.
Чуть попадётся между вами
Мне в руки дерзкий резонёр —
160 Его тотчас публично живодёр
Отдует палками; иль шерсть чесать изволь-ка
В смирительном дому. А если только
Посмеет кто-нибудь повесть хоть разговор
Про тайный заговор,
165 Чтобы поднять мятеж, построить баррикады —
Повешу без пощады!
Вот что хотел, ослы, сказать я вам.
Теперь ступайте с миром по домам».

Когда он кончил речь, пришли в восторг великий
170 Ослы, и стар, и млад, — и полетели клики
Единогласные: «И—а! И—а!
Да здравствует наш вождь! Ура! Ура!»




Примечания

См. также перевод Тынянова.

  1. Впервые опубликовано в Letzte Gedichte und Gedanken von Heinrich Heine. — Hamburg: Hoffman und Campe, 1869. — С. 133—139..